Новости легиона

02 Марта 2020


Чем отличались римляне от греков?)
Кулинария Античности..
Кулинария Древнего Рима.
Греческие симпосии и римские пиры.

Помимо широко известных диалогов Ксенофонта и Платона с названием «Пир», тему пиров затрагивали Аристотель, Эпикур, Плутарх, Лукиан, Афиней, Макробий, Юлиан. Истоки темы застольной беседы лежат в гомеровском эпосе. Герои Гомера отрешаются от повседневных забот и «сладко пируют в домах» в «Одиссее» и радуются торжеству добра, когда «пируют и боги, и люди» в «Илиаде».

Платон утверждал, что вино, во-первых, позволяет узнать характер человека не для праздного любопытства, а для того, чтобы его улучшить, а во-вторых — приучает к умеренности (основе добродетели) и пониманию того, что есть золотая середина даже на простом примере правильного смешивания вина и воды.
Древним грекам не было свойственно возводить пиры в культ. Организуя мероприятия такого рода, руководитель пира (симпосиарх), прежде всего, старался закрепить за собой статус добродетельного человека и хорошего хозяина, который умеет отличать ученый досуг на пиру от беззаботного обеда. Аристофан писал, что пир всегда был нечто большее, чем «столы, скамьи, тазы, подушки, коврики, венки, помада, девочки, печение».
Примечательно содержание предельно краткой речи-приглашения: «Прошу тебя, приди ко мне с детишками / С утра на свадебное угощение. / Не думай об отказе! Не придешь, так знай, / Не приходи ко мне в пору несчастную» (Aristoph. Av. 130).

Плутарх, как и ученики Сократа, особым образом осмысливает феномен симпосия. Для него пир не беззаботная частная вечеринка, а особым образом организованное образовательное пространство, требующее от образованных людей заботы о себе и других. Интересно замечание Плутарха: «Если даже в пиршестве участвует и несколько людей неученых, то и они среди большинства образованных, подобно согласным буквам в окружении гласных, приобщатся к некоему не совсем нечленораздельному звучанию и пониманию».

Относительно тем, обсуждаемых на пиру, у Плутарха особое мнение: симпосий должен оставаться симпосием, не превращаясь для гостя от избытка политических тем в «народное собрание», от избытка философских тем в «школу софистов», от избытка развлечений в «игорный дом» или «театральную сцену», а от избытка съестного в мероприятие, которое «коснулось только его желудка, а не души».

Плутарх в «Застольных беседах» обращает внимание на то, что греки четко понимали: на пиру истончается грань между разумностью и неразумностью, поэтому особенно важно сообщить этому мероприятию упорядоченность через правила, которым будут подчиняться пирующие (например, определить музыкальные темы, приглашенных, предметы беседы).

Римский взгляд на древнегреческий пир:

Для римских симпосиархов постепенно все важнее становилось продемонстрировать через пиры богатство своего дома и собственную значимость в городе. Римский историк Тит Ливий (59 до н. э. — 17 н. э.), описывая изменение представлений о пире в 80-х гг. II в. до н.э., указывает на опасную тенденцию приобщения города к «чужеземной роскоши». По его мнению, привезенные в Рим «отделанные бронзой пиршественные ложа, дорогие накидки и покрывала, ковры и салфетки, столовое серебро чеканной работы, столики из драгоценных пород дерева» и возведение поварского труда «из обычной услуги» в «настоящее искусство», грозили началом «будущей порчи нравов».

Афиней в сочинении «Пир мудрецов» перечисляет представителей знати, которые обходят законы и устраивают грандиозные пиршества. Он повествует о том, как богатый римлянин Ларенсий собрал в своем доме образованных людей, которые обсуждают в том числе и то, как соотносятся в людях «потребность в пище и питье и получаемое от них удовольствие» с потребностью в добродетели. Пирующие, среди которых софисты, грамматики, риторы, философы и даже сам Плутарх, определены как персоны, принесшие с собой «ученость» как некий особый взнос в «складчинный обед». Именно этими интеллектуальными взносами Афиней оправдывает роскошность столов, за которыми восседают гости. В гастрономическую иронию сочинения («С луковиц труд я начну, тунцом завершу сочиненье...») автору удается вплести серьезность норм и правил поведения на пиру, которые приведены еще у Гомера и позволяют воспитать людей в гармонии души и тела.

Арзуманян, М. Ю. Античные пиры и социальные сети как пространства устной и online коммуникации / М. Ю. Арзуманян, Д. Ю. Дорофеев // Вестник гум. фак-та СПбГУ Телекоммуникаций, 2010
Дорофеев, Д. Ю. Древнегреческий пир как пространство личной коммуникации и философии (матер. сем. по «Пиру» Платона) / Д. Ю. Дорофеев // Платоновский сб. Т. II. М.-СПб.: РГГУ-РХГА, 2013
Лиссарраг, Ф. Вино в потоке образов. Эстетика древнегреческого пира / Ф. Лиссарраг ; пер. с франц. Е. Решетниковой. - М. : Новое литературное обозрение, 2008
Пичугина В.К. Воспитание на пиру: симпосий от Аристофана до Макробия.

#термополия #античность #античная_кулинария #Древний_Рим #Древняя_Греция


Симпозиум II
Симпозиум II

Симпозиум II
Симпозиум II

Симпозиум II
Симпозиум II

Симпозиум II
Симпозиум II
18597
Поделиться с друзьями в: