Новости легиона

17 Января 2016

Структура римского легиона

Довольно неплохой анализ структуры легиона описанного Вегецием. Г.М.Д. Паркер в статье The Antiqua Legio of Vegetius. // Classical Quarterly 1932, vol.26, анализирует «древний легион», структура которого подробно представлена во второй книге сочинения Вегеция. Легион в описании Вегеция состоит из 10 когорт и 5 центурий, что отлично от 10 когорт и 6 центурий легиона эпохи Юлиев-Клавдиев. Манипулярная организация легиона никак не упомянута, между центурией и когортой нет промежуточных структур. Кавалерия, приписанная к легиону, достигает численности 726 всадников. Командир легиона носит звание префекта. Это описание отлично от структуры легиона I в., описанной Иосифом Флавием и II в., описанной Гигином Грамматиком. Различие в описании ставит перед исследователями вопрос о его аутентичности и о времени проведения организационной реформы легиона (с.138). К тому моменту было выдвинуто две основные гипотезы происхождения структуры вегециева легиона. Шенк (Schenk, Flavius Vegetius Renatus; die Quellen der Epit. Rei milit. Klio 1930) приписывает реформу легиона Адриану и убежден, что источником для Вегеция послужило сочинение Таррутена Патерна (ум. 183 г.). Гипотеза Шенка о том, что Адриан упразднил манипулярную структуру основана на фрагменте SHA (Hadr., 10, 2) и на терминологии Арриана (Contra alan., 1, 5, 13). Оба автора определенно соотносят манипулы и когорты, что также характерно для авторов эпохи поздней империи. Однако, из этих аргументов, по убеждению Паркера, не следует, что эта практика возникла в эпоху Адриана (с.139). Хотя первая когорта, состоявшая из 5 центурий двойной численности, восходит еще к эпохе раннего принципата и определенно зафиксирована у Гигина (Hyg., 3), посвящение центурионов III Августа легиона из Ламбеза, датируемое правлением Марка Аврелия (ILS 2452), доказывают, что II – X когорты этого времени по штату включали 6 центурий. Такая структура сохранялась в 253 г., как о том свидетельствуют два поздних посвящения того же легиона (ILS 2445, 2446) (с.140). Отсутствие особого командира у конницы, прикрепленной к легиону, и редкость надписей, принадлежавшей всадникам легиона, предполагает, что их численность сохранялась на уровне прежних 120 воинов, скорее всего выполнявших функции посыльных и почетного конвоя при командире легиона (с.141). Звание префекта, которое носит командир вегециева легиона, не согласуется со званием легата (legatus Augusti pro praetore), которое носили командиры легионов при Адриане. Вплоть до середины III в. префектами являлись лишь командиры двух легионов, размещенных в Египте, и командиры трех Парфянских легионов. Галлиен закрыл для сенаторов военную карьеру и передал командование легионами в руки всадников, чье звание по надписям выглядит как praefectus legionis a(gens) v(ices) l(egati) (CIL 3424, 3426, 3469, 4289). Утверждение Вегеция о том, что префект легиона берет на себя обязанности управления в провинции в отсутствие легата (Epit., II, 9), также отражает практику середины – второй половины III в., когда военное командование и структура административного управления провинций оказались окончательно разъединены (с.142). Шенк полагает, что эту фразу Вегеция следует понимать в том смысле, что в ситуации отсутствия легата легиона командование переходит к старшему по рангу офицеру, каким был трибун латиклавий, который в этой ситуации получал звание praefectus legionis. Хотя переход командования к трибуну латиклавию действительно имел место, следует сказать, что тот никогда не носил при этом звания префекта, поскольку оно принадлежало лицам всаднического сословия, а трибун, как и легат, оба были сенаторами. Надписи дают звание этого заместителя командира легиона как tribunus militium pro legato и tribunus militum vice legati. Таким образом, его гипотеза не соответствует данным источникам и тем более не соответствует ситуации первой половины – середины II в. (с. 143). Правда, Шенк (S.35) скорее всего справедливо приписывает Патерну главы 19 и 20 второй книги Вегеция, поскольку существуют явные параллели между этим текстом и принадлежащим тому же автору фрагментом Дигест (Di Другая гипотеза была выдвинута Нишером в работе Кромайера и Фейта (Kromayer, Veith, Kriegerfurung und Heerwesen S.493 - 494). Еще Гроссе предположил, что устройство описываемого Вегецием «древнего легиона» восходит к эпохе Диоклетиана. Нишер находит этому подтверждение в звании префекта, которое носил командир легиона. Это звание, как указывалось выше, не могло появиться ранее эпохи Галлиена. Этот последний значительно усилил численность кавалерии, однако в то же время отделил ее от легионов и обособил в самостоятельные отряды промотов. Диоклетиан, по мнению Нишера, продолжал набирать легионы численностью 5500 человек и вернул кавалерию, численность которой возросла до 720 воинов, в состав легиона. Паркер намерен протестировать эту гипотезу в своей работе и с этой целью ставит три ключевых вопроса: 1) Сохраняли ли галлиеновские промоты связь с теми легионами, из которых были набраны? 2) Соответствует ли реальности утверждение, что Диоклетиан распустил сформированные Галлиеном мобильные войска и вернул кавалерию в состав легионов? 3) Соответствовали ли лагионы Диклетиана постулируемой численности в 5500 воинов? (с.144). 1) Промоты, создателем которых считается Галлиен, в источниках надежно зафиксированы только в эпоху Аврелиана и в связи с иллирийской кавалерией. В эпиграфике они представлены лишь с 293 г. (Gr. Pap., IV, 110), причем папирус 302 г. определенно соотносит всадников промотов с II Траяна легионом из которого они были набраны (Gr. Pap., II, 74). Соответственно, Паркер приходит к выводу, что галлиеновская кавалерия представляла собой временные отряды, образованные по образцу пехотных вексилляций. Эти отряды сохраняли связь со своим легионом, но отличались большей численностью личного состава (с.145). 2) Гипотеза Гроссе и Нишера о том, что Диоклетиан вернул кавалерию в состав легионов основана на надписи Валерия Максенция, всадника ланциариев (ILS 2791). Со ссылкой на Моммзена Паркер сдвигает датировку надписи к эпохе Константина, когда возникли упомянутые в ней схолы всадников. Он также указывает, что ланциарии входили в состав священного комитата императора и, следовательно, представляли собой часть особого статуса. Таким образом, обрисованная в надписи ситуация не позволяет установить, входили или нет кавалерийские подразделения в состав пограничных легионов (с.145). Г.М.Д. Паркер в статье The Antiqua Legio of Vegetius. // Classical Quarterly 1932, vol.26, анализирует «древний легион», структура которого подробно представлена во второй книге сочинения Вегеция. Легион в описании Вегеция состоит из 10 когорт и 5 центурий, что отлично от 10 когорт и 6 центурий легиона эпохи Юлиев-Клавдиев. Манипулярная организация легиона никак не упомянута, между центурией и когортой нет промежуточных структур. Кавалерия, приписанная к легиону, достигает численности 726 всадников. Командир легиона носит звание префекта. Это описание отлично от структуры легиона I в., описанной Иосифом Флавием и II в., описанной Гигином Грамматиком. Различие в описании ставит перед исследователями вопрос о его аутентичности и о времени проведения организационной реформы легиона (с.138). К тому моменту было выдвинуто две основные гипотезы происхождения структуры вегециева легиона. Шенк (Schenk, Flavius Vegetius Renatus; die Quellen der Epit. Rei milit. Klio 1930) приписывает реформу легиона Адриану и убежден, что источником для Вегеция послужило сочинение Таррутена Патерна (ум. 183 г.). Гипотеза Шенка о том, что Адриан упразднил манипулярную структуру основана на фрагменте SHA (Hadr., 10, 2) и на терминологии Арриана (Contra alan., 1, 5, 13). Оба автора определенно соотносят манипулы и когорты, что также характерно для авторов эпохи поздней империи. Однако, из этих аргументов, по убеждению Паркера, не следует, что эта практика возникла в эпоху Адриана (с.139). Хотя первая когорта, состоявшая из 5 центурий двойной численности, восходит еще к эпохе раннего принципата и определенно зафиксирована у Гигина (Hyg., 3), посвящение центурионов III Августа легиона из Ламбеза, датируемое правлением Марка Аврелия (ILS 2452), доказывают, что II – X когорты этого времени по штату включали 6 центурий. Такая структура сохранялась в 253 г., как о том свидетельствуют два поздних посвящения того же легиона (ILS 2445, 2446) (с.140). Отсутствие особого командира у конницы, прикрепленной к легиону, и редкость надписей, принадлежавшей всадникам легиона, предполагает, что их численность сохранялась на уровне прежних 120 воинов, скорее всего выполнявших функции посыльных и почетного конвоя при командире легиона (с.141). Звание префекта, которое носит командир вегециева легиона, не согласуется со званием легата (legatus Augusti pro praetore), которое носили командиры легионов при Адриане. Вплоть до середины III в. префектами являлись лишь командиры двух легионов, размещенных в Египте, и командиры трех Парфянских легионов. Галлиен закрыл для сенаторов военную карьеру и передал командование легионами в руки всадников, чье звание по надписям выглядит как praefectus legionis a(gens) v(ices) l(egati) (CIL 3424, 3426, 3469, 4289). Утверждение Вегеция о том, что префект легиона берет на себя обязанности управления в провинции в отсутствие легата (Epit., II, 9), также отражает практику середины – второй половины III в., когда военное командование и структура административного управления провинций оказались окончательно разъединены (с.142). Шенк полагает, что эту фразу Вегеция следует понимать в том смысле, что в ситуации отсутствия легата легиона командование переходит к старшему по рангу офицеру, каким был трибун латиклавий, который в этой ситуации получал звание praefectus legionis. Хотя переход командования к трибуну латиклавию действительно имел место, следует сказать, что тот никогда не носил при этом звания префекта, поскольку оно принадлежало лицам всаднического сословия, а трибун, как и легат, оба были сенаторами. Надписи дают звание этого заместителя командира легиона как tribunus militium pro legato и tribunus militum vice legati. Таким образом, его гипотеза не соответствует данным источникам и тем более не соответствует ситуации первой половины – середины II в. (с. 143). Правда, Шенк (S.35) скорее всего справедливо приписывает Патерну главы 19 и 20 второй книги Вегеция, поскольку существуют явные параллели между этим текстом и принадлежащим тому же автору фрагментом Дигест (Di Другая гипотеза была выдвинута Нишером в работе Кромайера и Фейта (Kromayer, Veith, Kriegerfurung und Heerwesen S.493 - 494). Еще Гроссе предположил, что устройство описываемого Вегецием «древнего легиона» восходит к эпохе Диоклетиана. Нишер находит этому подтверждение в звании префекта, которое носил командир легиона. Это звание, как указывалось выше, не могло появиться ранее эпохи Галлиена. Этот последний значительно усилил численность кавалерии, однако в то же время отделил ее от легионов и обособил в самостоятельные отряды промотов. Диоклетиан, по мнению Нишера, продолжал набирать легионы численностью 5500 человек и вернул кавалерию, численность которой возросла до 720 воинов, в состав легиона. Паркер намерен протестировать эту гипотезу в своей работе и с этой целью ставит три ключевых вопроса: 1) Сохраняли ли галлиеновские промоты связь с теми легионами, из которых были набраны? 2) Соответствует ли реальности утверждение, что Диоклетиан распустил сформированные Галлиеном мобильные войска и вернул кавалерию в состав легионов? 3) Соответствовали ли лагионы Диклетиана постулируемой численности в 5500 воинов? (с.144). 1) Промоты, создателем которых считается Галлиен, в источниках надежно зафиксированы только в эпоху Аврелиана и в связи с иллирийской кавалерией. В эпиграфике они представлены лишь с 293 г. (Gr. Pap., IV, 110), причем папирус 302 г. определенно соотносит всадников промотов с II Траяна легионом из которого они были набраны (Gr. Pap., II, 74). Соответственно, Паркер приходит к выводу, что галлиеновская кавалерия представляла собой временные отряды, образованные по образцу пехотных вексилляций. Эти отряды сохраняли связь со своим легионом, но отличались большей численностью личного состава (с.145). 2) Гипотеза Гроссе и Нишера о том, что Диоклетиан вернул кавалерию в состав легионов основана на надписи Валерия Максенция, всадника ланциариев (ILS 2791). Со ссылкой на Моммзена Паркер сдвигает датировку надписи к эпохе Константина, когда возникли упомянутые в ней схолы всадников. Он также указывает, что ланциарии входили в состав священного комитата императора и, следовательно, представляли собой часть особого статуса. Таким образом, обрисованная в надписи ситуация не позволяет установить, входили или нет кавалерийские подразделения в состав пограничных легионов (с.145). 3) Наконец, Паркер подвергает сомнению существование при Диоклетиане больших легионов численностью 5500 воинов.

Рим
2058
Поделиться с друзьями в: