Новости легиона

02 Марта 2016

Жилища бедняков в Риме

В Риме не у всякой семьи был свой дом: только богатые пользовались этим преимуществом; бок о бок с их обширными жилищами было много домов, в которых скучивался мелкий люд, чтобы провести несколько часов, главным образом ночью, так как в этой стране большую часть дня жители проводят под открытым небом. Люди с ограниченными средствами занимали 1/10, 1/20, часто еще меньшую часть большого дома за незначительную наемную плату, при этом нужно было только обзавестись мебелью. Есть, впрочем, дома, в которых помещение отдается внаем с мебелью. В таких меблированных комнатах ютятся преимущественно пролетарии. Между этими бедными гражданами и богачами есть еще средний класс, состоящий из людей, которые хотят во что бы то ни стало жить в собственном доме и считают за стыд нанимать квартиру в качестве жильцов. Такие люди среднего достатка соединяются по три — по четыре, чтобы в складчину построить или купить дом, которым они и владеют сообща: одному принадлежит первый этаж, другому — второй и т. д. Впрочем, и таких половинных, четвертных владельцев весьма немного по сравнению с остальной массой жителей Рима.

Громадное большинство римских граждан жило в наемных помещениях. Отдача дома внаймы была весьма выгодным делом, и многие богачи жили исключительно на доходы со своих домов. Объявления на стенах извещали о свободных помещениях, их размерах и удобствах, а также сообщали имя агента, к которому следовало обратиться для переговоров. Вот образчик такого объявления: «В усадьбе Юлии, дочери Феликса, отдаются внаем баня, девяносто таверн и несколько квартир, начиная от календ будущего августа, сроком на пять лет. Пусть тот, кто не знает владелицы, обратится к Светтию Верру эдилу». Первое июля было обыкновенно днем перемены квартиры. Тогда в городе в течение нескольких дней замечается усиленное движение. Я сам также хотел нанять квартиру в квартале Субурра. Я предпочел бы окрестности форума, но они битком набиты магистрами и гражданами, которые домогаются должностей или же занимаются общественными делами. Поэтому квартиры здесь очень дороги [1]. В перспективе жить на Субуррской улице не было ничего заманчивого. Здесь ютятся цирюльники, сапожники, продавцы кнутов, тут и там попадаются темные кабачки; я уж не говорю о множестве собак, которые с лаем бросаются на прохожих. Тем не менее, я из любопытства посмотрел квартиру в верхнем этаже одного дома, или, вернее, так называемую беседку, потому что над ней помещалась терраса, усаженная виноградными лозами. Я взобрался на седьмой или восьмой этаж [2] и вошел в помещение, где прежде всего услышал чьи-то вопли. Это кричала толстая, здоровая сирианка или египтянка, которую били. Такого рода рабынь употребляли на всякую работу: она и ткет, и шьет белье, и мелет зерно, и колет дрова, и комнаты убирает, и кушанья приготовляет. Я не знаю, какой проступок она совершила, но мое присутствие нисколько не помешало продолжению жестокого наказания. Я поспешил удалиться, так как здесь никто не имеет права протестовать против дурного обращения с рабами.

Я вошел в квартиру, выходившую на ту же площадку. Здесь меня поразила картина самой ужасной нищеты: жалкая кровать, покрытая рогожей вместо матраца, сундук и ковер составляли почти всю мебель. Это было жилище грамматика, наука которого не могла, очевидно, избавить его от бедности. Он ел черный хлеб и пил плохое вино, весь гардероб его состоял из одной тоги, которую днем он надевал на себя, а ночью клал под голову. Единственный друг делил с ним его нищету — это его собака. Выходя, я встретил семью бедняков, которая переезжала с квартиры. Все имущество несли три женщины с желтыми лицами: одна из них была рыжая, другая лысая, а третья отличалась громадным ростом. Состояло это имущество из треногой кровати, из стола на двух ногах, лампы, роговой чашки и старого выщербленного горшка. Самая высокая несла на голове амфору и печку. Отвратительный запах, который издавала амфора, свидетельствовал о том, что в ней хранились залежавшиеся остатки пищи, своим зловонием напоминавшие гнилое болото. Тут же был еще кусок тулузского сыра и связка луку и чесноку. У другой женщины на плече висела сетка с хлебом, а третья -несла в руках две тростниковых корзины, в каких простолюдины обыкновенно держат зерно. Наконец, старый сосуд с грязной смолой, служивший средством для выведения волос, дополнял печальную картину, которую представляло собой это шествие.

__________

[1] Во времена Цицерона его друг Целий платил за квартиру 10 000 сестерций. Ювенал говорит, что за те деньги, которые платятся за наем жалкой конуры в Риме, можно купить дом в маленьком городке Италии.

[2] Тит Ливий сообщает, что в 218 году до Р. X. бык однажды взобрался на 3-й этаж. В последние времена республики дома строились обыкновенно в 3 или 4 этажа. Август запретил возводить здания выше 20 метров. Но при следующем поколении, по словам Сенеки, были такие высокие дома, что в случае пожара или обвала никто из их обитателей не мог бы спастись. Нерон после большого пожара назначил предельную высоту в 17 метров. ( П.Гиро. Частная и общественная жизнь римлян)

 

 

римские легионеры

 

 

2289
Поделиться с друзьями в: