Новости легиона

16 Августа 2017

Жить на одну зарплату

автор: Алексей Козленко

Срок службы солдат в римской армии периода империи мог составлять четверть века и более. На протяжении всего этого продолжительного срока император платил солдатам жалование, а по выходу в отставку выплачивал крупную денежную сумму, которая должна была обеспечить их в старости. Хватало ли денег, получаемых из казны, на обеспечение основных жизненных потребностей римских солдат?

 

Размеры солдатского жалования

Римская армия республиканской эпохи имела милиционных характер. Военнообязанные призывались на службу для участия в конкретной кампании, а после её окончания армия распускалась, и солдаты возвращались домой. Средний срок службы равнялся 6 годам, при этом почти половина военнообязанных в армии не служила вовсе. С утверждением режима императорской власти римская армия приобрела профессиональный характер. Солдаты находились в составе своих частей на постоянной основе, невзирая на то, шла ли в это время война или стоял мир. Начиная с 13 года до н.э. срок военной службы составлял 16 лет, а фактически даже 20 лет. Со временем он увеличился ещё больше, в I–II веках н.э. солдаты должны были служить в армии по 25 лет и даже более.
Такой серебряный денарий легионер в начале II века н.э. получал примерно за день службы. В Риме на него можно было купить пол-модия пшеницы, которых могло хватить на 10 буханок хлеба. Ими можно было питаться на протяжении 5 дней. Столько же в Риме стоили 8 готовых буханок хлеба, которыми можно было питаться на протяжении 4 дней. В сельских районах и в провинциях цены на зерно и готовый хлеб были, как правило, вдвое ниже.

В середине II века до н.э., по словам греческого историка Полибия, римский воин получал 2 обола в день, центурион – 4 обола, кавалерист – драхму в день. Если считать, что греческая драхма примерно соответствует римскому серебряному денарию, то получается, что рядовой воин получал примерно 3 бронзовых асса в день, центурион – 6 ассов, всадник – 9 ассов. Исходя из этой пропорции получается, что годовое жалование легионера в это время составляло 180 денариев.
Около 141 года до н.э. римляне установили новое соотношение серебряных и бронзовых номиналов. Вместо прежнего курса 1 серебряный денарий = 10 бронзовых ассов было введено соотношение 1 к 16. Поскольку жалование, скорее всего, выдавалось в денариях, фактически его сумма сократилась до 112,5 денариев в год. В середине I века до н.э. Юлий Цезарь увеличил своим солдатам жалование вдвое, доведя его до 225 денариев в год. На этом уровне оно оставалось неизменным на протяжении почти полутора столетий. В 83 году Домициан увеличил жалование на треть, доведя его до 300 денариев в год. В 197 году Септимий Север довёл его до 400 денариев в год, а в 211 году его сын Каракалла – до 600 денариев. В дальнейшем солдатское жалование продолжало увеличиваться, составляя в совокупности значительную долю в расходах римского бюджета, однако высокая инфляция, начавшаяся в III веке, привела к тому, что реальные доходы солдат почти не выросли.

Солдатское жалование и «бутербродный индекс»

Чтобы оценить, много это или мало, попробуем сравнить эти деньги с ценами на хлеб, который традиционно имел очень важное значение в средиземноморской диете. Основной мерой объёма зерна, которую использовали римляне, был модий (8,704 литра), из которого выпекалось 20 стандартных буханок хлеба весом около 1 римского фунта (327,45 грамма) каждая. Этого количества хлеба хватало взрослому мужчине на 10 дней.

В первой половине II века до н.э. модий пшеницы стоил 4 асса, то есть жалование за полтора месяца обеспечивало солдата хлебом на целый год. Во второй половине I века до н.э. легионер получал 10 ассов в день, а модий пшеницы стоил 12 ассов, т.е. цена на хлеб сохраняла стабильность пропорционально солдатскому жалованию. В первой половине – середине I века н.э. модий пшеницы стоил 2 денария в Риме, в сельских районах Италии мог стоить в 2 раза меньше, а в Египте, являвшемся житницей Рима, он стоил лишь половину денария, то есть 8 ассов.
Буханка выпеченного из этой пшеницы хлеба в Риме и других крупных городах Италии продавалась за 2 асса, в сельских районах и в провинции – за половину этой стоимости. Таким образом, чтобы обеспечить себя зерном на год, солдату провинциальных легионов требовалось жалование за два полных месяца. Повышение солдатского жалования в 83 году, после которого солдат вновь стал зарабатывать почти денарий в день, позволило вновь уравнять соотношение между доходами и затратами со сложившимся во II веке до н.э.

Другие продукты и расходы на питание в целом

Император Адриан, по словам его биографа, «исполняя обязанности военачальника, питался на глазах у всех обычной лагерной пищей, то есть салом, творогом и кислым вином».
Авидий Кассий, в свою очередь, «запрещал воинам во время походов иметь при себе что-нибудь кроме сала, солдатских сухарей и винного уксуса, а если находил что-нибудь другое, то подвергал роскошествовавшего тяжкому наказанию».
В условиях гарнизонной жизни добавлением к «походному пайку» являлись зелень и овощи, сыр, мясо различных сортов, преимущественно свинина и говядина, оливковое масло и хорошее вино. При раскопках пограничных укреплений в Британии и Германии археологи регулярно находят в них косточки оливок и винограда, которые привозились торговцами с юга. Кажется, что питание римских солдат на постое мало отличалось от диеты гражданского населения. Папирус из египетского Оксиринха, датируемый началом IV века, исходя из нормы выдачи продуктов для военных гарнизонов, позволяет рассчитать дневной рацион питания солдат, который включал 0,35 кг хлеба, 0,9 кг мяса, 1 литр вина и 100 грамм оливкового масла.
Обильный материал по ценам на продукты питания можно почерпнуть из надписей, оставленных на стенах домов в Помпеях незадолго до погубившего город извержения Везувия 24 августа 79 года.

К одной из таких надписей относится ценник, выцарапанный на стене харчевни:
Вино —1 асс за 0,5 литра;
Хлеб — 2 асса за булку весом в 1 фунт = 327,45 грамма;
Масло оливковое — 21 асс за 0,5 литра;
Мясо — 1 асс.
Другая надпись перечисляет расходы неизвестного горожанина в течение 5 дней.
хлеб – 2, сыр – 0,25, оливковое масло – 0,75, вино – 0,75;
хлеб – 2, хлеб для рабов – 0,5, масло – 1,25, лук – 1,25, вино – 0,5;
хлеб – 2, хлеб для рабов – 1, овсянка – 0,75;
хлеб – 2, вино – 0,5, вино – 4, сыр – 0,5;
хлеб – 0,5, жене – 2, зерно – 4, огурцы – 0,25, ладан – 0,25, сыр – 0,5, колбаса – 0,25;
мягкий сыр – 1, оливковое масло 1,75.

Расходы приведены в сестерциях, для перевода в денарии их следует делить на четыре. Таким образом, расходы на еду на протяжении 5 дней составили 29,5 сестерциев = 7,3 денария. При сохранении этого же уровня потребления, на питание могло уйти 2124 сестерция, или 531 денарий в год, что более чем в два раза превосходило солдатское жалование, на тот момент составлявшее 225 денариев в год.
Ещё одна надпись из Помпей позволила оценить расходы городской семьи из трёх человек на протяжении восьми дней. В среднем ежедневные текущие расходы колебались от 5 до 28 ассов, самые высокие дневные расходы составили сумму в 60 ассов. Итого за 8 дней был потрачен 221 асc, что при том же уровне потребления составляет 9945 ассов = 621 денарий в год.
Хватало ли солдату жалования на питание?
Таким образом, мы не можем приравнивать солдат по уровню доходов с городским населением Италии, составлявшим основу её среднего класса. К этому числу относились мелкие и средние землевладельцы, мастера-ремесленники, торговцы и предприниматели, поставлявшие товары и услуги для элиты, судебные ораторы средней руки, учителя и врачи. В среднем они зарабатывали своими профессиями до 900 денариев в год, что при умеренном потреблении позволяло им скопить необходимый капитал на старость. Нижняя планка границы этого класса, как кажется, пролегала где-то в районе годового дохода в 200 денариев, что обеспечивало минимальную продуктовую корзину, но уже не позволяло делать накопления на старость.
Что важно отметить, речь идёт о семейных расходах, в состав которых входили расходы на питание мужа, жены, двух или трёх детей, а также, возможно, рабов. Как известно, в римской армии существовал запрет на браки (впрочем, зачастую нарушавшийся). Будучи избавленным от забот на содержание семьи, солдат мог питаться, не роскошествуя, но и не нуждаясь. Для сравнения, известно, что в середине I века н.э. минимальный продуктовый паёк, полагавшийся рабу, в месяц составлял 5 модиев зерна и 5 денариев на всё остальное. С другой стороны, уровень жизни в провинциях мог быть гораздо ниже, чем в Италии и, тем более, в Риме. Так, бедняк в римском Египте в I веке н.э. мог прожить, имея годовые расходы на еду немногим более 42 денариев.

Вычеты из жалования

С другой стороны, суммы, которые должны были получать солдаты в качестве жалования, в основном фигурировали лишь в платёжных ведомостях. Из них удерживались суммы на питание, одежду и военное снаряжение, «похоронные деньги», а также определённая сумма, поступавшая на безотзывный депозит в казну легиона. Во время германского мятежа воины устами своих представителей жаловались на условия своей службы в следующих выражениях:
«душа и тело оцениваются десятью ассами в день: на них же приходится покупать оружие, одежду, палатки, ими же откупаться от свирепости центурионов, ими же покупать у них освобождение от работ».
Речь здесь идёт как об официальных вычетах, так и о вымогательствах, которые встречаются во все времена и в любой армии. Об объёмах вычетов можно узнать из Женевского папируса, найденного в александрийском предместье Никополь и датируемого 81 годом н.э. Этот документ представляет собой платёжную ведомость, которая удостоверяет, что Квинт Юлий Прокул и Гай Валерий Герман получили тремя выплатами годовое жалование в количестве 744 драхмы (186 денариев).
Из каждой выплаты в январе, мае и сентябре (по 248 драхм, или 62 денария каждая) с обоих взымалось 80 драхм за продукты, 10 драхм за фураж для скота, 12 драхм за башмаки и обмотки. За одежду с одного вычиталось 60, 0 и 146 драхм, с другого – 100, 0 и 146 драхм. Кроме того, в январе 20 драхм было вычтено за праздновавшиеся в декабре Сатурналии, а в мае по 4 драхмы в кассу легиона (ad signum). Удивительно, что в этом списке не упоминаются выплаты за оружие, хотя по другим источникам известно, что солдаты также были вынуждены оплачивать его из собственного жалования. Таким образом, после всех выплат на руках у воинов оставались совсем небольшие карманные деньги, которыми они могли распоряжаться по собственному усмотрению.

О депозитах, размещённых в казне легиона, рассказывал Вегеций:
«В старые времена в легионах существовала система сбережения средств. Из любой суммы вознаграждения, полученной солдатом, половина отдавалась на сохранение в его подразделение. Тем самым владелец избегал риска потерять деньги или растратить их на ненужные покупки».
Вероятно, хранившиеся в казне суммы были довольно значительны, поскольку в 89 году н.э. наместник Германии Антоний Сатурнин смог профинансировать мятеж, захватив хранившуюся в Могонциаке казну двух легионов. После подавления мятежа император Домициан запретил впредь хранение одним солдатом суммы, превышавшей 1000 сестерциев (250 денариев).
Ведомость средств солдат вспомогательной когорты сохранилась в так называемом Берлинском папирусе, который датируется концом II века н.э. У большинства солдат на депозите имелось по 100 денариев. Трое военнослужащих имели на депозите более значительные суммы: Пантарх держал там 195 денариев 8,5 обола, у солдата из Антиполя там было 206 денариев, а у его товарища из Оксиринха – 187,5 денариев. То есть речь, в конечном счёте, идёт об относительно небольших средствах, в пределах годового жалования. Это означает, что большинство солдат вспомогательных войск или не могло, или не хотело откладывать деньги на старость, всецело полагаясь на ветеранский бонус, который им вручался по выходу в отставку.
Несколько иным было положение дел в кавалерии, где жалованье солдат было выше. Некий Дионисий из стоявшей в Египте алы ветеранов галлов имел на своём счету не менее 1562 денариев. Иначе говоря, Дионисию удалось накопить сумму, равную его жалованью за 7 лет службы. Вряд ли такое удавалось многим солдатам. Этот был исключительный случай, так как общая сумма вкладов всех солдат его отряда составляла 16 172 денария 6 оболов, из которых сумма 11 129 денариев 10 оболов представляла собой личные накопления солдат, 3626 денариев 3 обола – обязательные вычеты из жалования и 1416 денариев 21 обол – компенсацию дорожных расходов, выплачиваемую командованием.

Дополнительные доходы
Хотя жалование и составляло главную часть регулярного дохода солдат, оно не являлось единственным его источником. Более того, как представляется, основные денежные доходы солдаты получали именно из внеочередных выплат и раздач.
Донатива выплачивалась при приходе к власти очередного императора, в честь десятилетия или двадцатилетия правления, при браках или усыновлениях в правящем доме, после одержанных побед или в ознаменование других торжественных событий. По завещанию Августа, после его смерти в 14 году каждый солдат получил в подарок 2500 денариев, что эквивалентно жалованию за 10 лет службы. Его примеру последовал правивший затем Тиберий, а Калигула распорядился удвоить сумму, завещанную Тиберием преторианцам. Клавдий при восшествии на престол распорядился выдать каждому из преторианцев 3750 денариев. Кроме того, он распорядился выдать денежные подарки солдатам в день совершеннолетия Нерона. Опасность этой практики вскрылась, когда сторонники Гальбы предложили выплатить каждому преторианцу 7500 денариев, а рядовому солдату 1250 денариев. Эти суммы оказались чрезмерными для государственной казны, и неспособность Гальбы сдержать выданное от его имени обещание стоила ему жизни.
Помимо жалования и других денежных выплат, солдаты также имели право на военную добычу. «Если город взят штурмом, добыча в нём принадлежит солдатам, если сдался – командирам», – писал Тацит. Добиваясь расположения воинов, полководец мог отдать им город на разграбление. Размер захваченной в этом случае добычи мог быть очень велик. В лагере Луция Лициния Лукулла бык стоил всего 1 драхму, а раб – 4 драхмы.
При взятии Иерусалима войсками Тита в 70 году н.э. «солдаты были так нагружены добычей, что в Сирии золото продавалось на вес, за половину его изначальной стоимости». Известен анекдот о ветеране, который на вопрос обедавшего у него Августа, правда ли, что в Сирии солдаты разграбили храм богини Анаит и разломали её золотую статую, ответил, что теперь они пируют за счёт ноги этой статуи и что всё его богатство происходит из того же источника.
Сцены грабежа изображены на рельефах колонн Траяна и Марка Аврелия. Помимо денег солдаты захватывали пленных, которых затем обращали в рабов, уводили скот, расхищали запасы урожая. Возможность всласть пограбить в захваченных городах отчасти скрашивала для воинов тяготы службы и компенсировала порой недостаточный размер их жалования. Надписи показывают, что при рачительном ведении своих дел солдаты получали возможность к моменту отставки накапливать немалые суммы. Однако остаётся неизвестным, многие ли из них проявляли такой поход к своим финансовым делам.


Литература
Ле Боэк Я. Римская армия эпохи Ранней Империи. / Пер. с франц. М.: РОССПЭН, 2001. 399 с.
Уотсон Дж. Римский воин. / Пер. с англ. М.: Центрполиграф, 2010 – 189 с.
Каркопино Ж. Повседневная жизнь древнего Рима. Апогей империи. М.: Молодая гвардия, 2008 – 420 с.
MacMullen, R. The Roman emperor's army costs / Latomus 1984 vol. 43, 571–580
Speidel M. A. Sold und Wirtschaftslage der romischen Soldaten. // Kaiser, Heer und Gesellschaft in der romischen Kaiserzeit. Hrsg. G. Alfoldy, B. Dobson, W. Eck. Stuttgart, 2000. S. 65–96.
Dobson B. Legionary Centurion or Equestrian Officer? A Comparison of Pay and Prospects // Ancient Society 1972, 3, 193–207.
Davies R.W. The Roman Military Diet // Britannia, 1971, vol. 2, pp. 122–142.

 

 

Жить на одну зарплату

 

 

 

Жить на одну зарплату

 

 

Жить на одну зарплату

 

5970
Поделиться с друзьями в: