Новости легиона

12 Февраля 2018

Сто лишних лет Карфагена

Войны Карфагена против Рима хорошо известны, однако был у африканского мегаполиса и другой суровый противник. Историк Диодор Сицилийский писал: «Хотя карфагеняне вынесли тяжелейшую борьбу и опасности на Сицилии и непрерывно воевали с римлянами двадцать четыре года, они не переживали бедствий столь великих, как те, что принесла им война против наёмников». Что это был за конфликт, и как он развивался?

Итоги Первой пунической войны были для Карфагена неутешительны: он лишился всех своих владений на Сицилии и был должен выплатить Риму контрибуцию. Однако и после этого Карфагенская держава по-прежнему оставалась одной из самых могучих в Средиземноморье. Но вскоре перед этим гигантским мегаполисом внезапно встала новая угроза, поставившая в 240 году до н.э. под сомнение само его существование.

Согласно условиям мирного договора с Римом, Карфаген был обязан немедленно заплатить огромную сумму в 200 талантов, а ещё 2000 — в течение последующих 10 лет. К концу войны казна Карфагена практически истощилась, однако контрибуция была выплачена. Гораздо менее известно то, что у Карфагена было ещё одно бремя — долг перед своим наёмным войском. Как пишет американский историк и археолог Ричард Майлз, «Согласно древним источникам, недоимка была весьма значительная и, возможно, измерялась суммой в 4368 талантов, или 26 миллионов драхм — сумма астрономическая, и Карфагену было нелегко её найти».

После заключения мира с Римом командующий войсками на Сицилии карфагенский полководец Гамилькар Барка увёл своё войско, состоявшее большей частью из наёмников, к городу Лилибей и сложил свои полномочия. Комендант Лилибея Гискон занялся отправкой воинов в Африку. Желая дать Карфагену возможность расплачиваться по частям, дабы облегчить бремя и избежать опасности возникновения волнений, он отправлял наёмников на кораблях небольшими партиями.
Однако мудрости Гискона карфагенские олигархи противопоставили собственную глупость и жадность. Полагая, что им удастся склонить наёмников к отказу от части жалованья, если все они соберутся в Карфагене, карфагенские олигархи задерживали выплату прибывающим воинам и оставляли их в городе. Очень скоро количество преступлений, совершаемых наёмниками, стало зашкаливать, и им было предложено перебраться в ожидании окончательного расчёта в соседний город Сикку. Каждому наёмнику было выдано золото на необходимейшие нужды, забрали они с собой также свои пожитки и семьи, находившиеся до этого в Карфагене.

Оказавшись в Сикке, наёмники предались безделью и буйному разгулу, в ходе которого они постоянно пересчитывали полагающиеся им выплаты, и каждый раз эта сумма становилась всё больше и больше. Было учтено всё: и обещания различных вознаграждений, которые сулили полководцы во время войны на Сицилии в случае победы над римлянами, и потерянные кони, и утраченная амуниция, и погибшие товарищи. Когда же наконец в Сикку прибыл тогдашний начальник карфагенской Ливии полководец Ганнон, он не только не исполнил прежних обещаний, но и обратился к наёмникам с просьбой отказаться от некоторой доли причитающегося им жалованья. Недовольство последних было неописуемо: Ганнон определённо не обладал даром убеждения.

Впрочем, в такой ситуации и самый талантливый оратор вряд ли бы добился своего. Свою роль сыграл и тот факт, что наёмное войско состояло из представителей различных племён и народов: испанцев (иберийцев, кельтиберов), африканцев (мавров и иных племён), балеарцев и даже греков, которые не только не понимали друг друга, но и зачастую не знали пунический язык, на котором говорили карфагеняне. Оставалось одно: обращаться с требованиями и увещеваниями к солдатам через начальников, что? неустанно пытался делать Ганнон. Но и начальники понимали не всё, что говорилось, а иной раз, соглашаясь с главнокомандующим, они передавали толпе совсем не то, одни по ошибке, другие со злым умыслом, следствием этого были вообще непонимание, недоверие и беспорядок.
В итоге, как говорится, «стороны не поняли друг друга», и возмущённое наёмное войско решило перебраться поближе к Карфагену в соседний с ним город Тунет (нынешний Тунис). Если бы действиями пунийской аристократии руководил какой-то неведомый враг, он не смог бы придумать ничего лучше того, что было сделано, чтобы поставить Карфаген в безвыходное положение. И в самом деле: в непосредственной близости от города собралась 20-тысячная армия воинов, которые были обозлены и разгневаны.

С опозданием осознав свою ошибку, карфагенские власти начали отправлять в лагерь наёмников продукты питания и другие припасы по заниженным ценам, желая умилостивить их. Однако было уже поздно: осознав слабость карфагенян, бунтовщики стали выставлять всё новые и новые требования, с каждым разом всё менее выполнимые. По словам Полибия, «мятежники постоянно подыскивали что-либо новое, делая невозможным всякое соглашение, ибо в среде их было много людей развращённых и беспокойных».

автор: Виталий Торопцев, 27 января `18
 


Восставшие наёмники армии Карфагена
Восставшие наёмники армии Карфагена

 

Ганнон обращается к мятежным наёмникам. Художник Стив Нун
Ганнон обращается к мятежным наёмникам. Художник Стив Нун

 

Вербовка пращников в армию Карфагена на Балеарских островах. Художник Стив Нун
Вербовка пращников в армию Карфагена на Балеарских островах. Художник Стив Нун

 

Сто лишних лет Карфагена

 

Военное обозрение - военные материалы и последние новости военного мира
Военное обозрение - военные материалы и последние новости военного мира


Автор заметки: Толкачёв Алексей (Санкт-Петербург)

7967
Поделиться с друзьями в: