Новости легиона

09 Апреля 2020


Гастрафет

Гастрафет (греч. ??????????? – gastraphetes, "брюшной лук" или, точнее, "метатель животом") был изобретен приблизительно в 400 г. до н.э. Сиракузский тиран Дионисий готовил город к обороне от карфагенского вторжения. Дело намечалось серьезное. В Сиракузы были приглашены лучшие механики и инженеры греческого мира. Результатом мозгового штурма явился гастрафет – ручное метательное оружие на основе мощного лука. У Диодора упоминается осада крепости Мотия на западном берегу Сицилии в 397 г. до н.э., когда участие в бою приняли некие новые метательные машины, с помощью которых было отбито нападение флота известного карфагенского полководца Гимилькона. Принято считать, что этой военной новинкой стали именно гастрафеты.

Единственным греческим источником, который содержит подробное описание этого оружия, является трактат Герона "Belopoeica" (?????? ????????? ??????????). Своеобразное греческое название трактата переводится примерно как "Героновская редакция "Устройства метательных машин" Ктесибия", но чаще западные исследователи переводят достаточно вольно и компактно – "Об артиллерии", а иногда оставляют без перевода. В русской традиции принято "Об изготовлении метательных орудий" или короче – "О метательных машинах". Этому трактату и следуют современные технические описания и реконструкции гастрафета.

Двумя основными частями гастрафета являются деревянный ствол и тугой композитный лук. Ствол, в свою очередь, состоит из двух частей. К нижней, неподвижной части, ложу (греч. ??????), крепится лук. Верхняя, подвижная часть – затвор (греч. ???????) имеет примерно ту же длину, что и ложе, и свободно скользит вдоль него. Затвор крепится к ложу при помощи рейки, имеющей профиль "ласточкин хвост" (трапеция), которая входит в паз соответствующего профиля, собранный из двух реек на ложе. На ложе прикреплены два прямых храповика, а на затворе – собачки, входящие в зацепление с зубьями храповиков и удерживающие затвор во взведенном положении. Также на затворе установлен спусковой механизм, состоящий из качающейся клешни, зацепляющей тетиву, и расположенного перпендикулярно продольной оси затвора спускового рычага. Отведя этот рычаг назад и тем самым убрав его из-под тыльной стороны клешни, стрелок освобождал тетиву и производил выстрел. И храповики, и собачки, и спусковой механизм изготовлялись из металла, скорее всего из бронзы

В казенной части ложе гастрафета имело горизонтально прикрепленный дуговой сегмент (греч. ?????????) с ручками. Этот сегмент служил для того, чтобы заряжать гастрафет. Дело в том, что лук у гастрафета для повышения мощности был специально сделан очень тугим и натянуть его руками не представлялось возможным. Поэтому заряжали гастрафет, навалившись животом на казенную часть с дуговым сегментом, а противоположный конец с выступающим вперед затвором уперев в землю. При этом затвор начинал скользить назад до тех пор, пока собачки не входили в зацепление с какой-либо парой зубьев на прямых храповиках, прикрепленных к ложу. Стрелок помещал стрелу в продольный пропил на верхней поверхности затвора перед тетивой, целился и, отведя спусковой рычаг назад, производил выстрел.

Легко себе представить, какие выгоды сулили гастрафеты той стороне, которая располагала ими в первые годы после изобретения этого оружия! Особенно при осаде и обороне укрепленных пунктов. Гастрафет позволял поражать воинов противника, оставаясь вне пределов действия их луков и пращей, и тем самым произвел психологическую революцию в военном деле Античности. По сообщению Плутарха ("Изречения царей и полководцев"), сын Агесилая Архидам (361-338 гг. до н.э.), "увидев стрелу катапульты, только что изобретенной в Сицилии", сказал: "Великий Геракл! Вот и конец воинским доблестям". Учитывая, что Плутарх жил несколькими веками после Архидама, в эпоху очень широкого использования именно катапульт, и, не будучи человеком военным, мог не различать их с гастрафетами, а также принимая во внимание годы жизни Архидама, можно предположить, что в действительности страхи сына Агесилая были вызваны стрелой именно тенсионной, а не торсионной машины.

Однако, как и у средневековых арбалетов, традиционным недостатком гастрафета была низкая скорострельность.

В заключение отметим, что спусковой механизм, изобретенный для гастрафета, просуществовал на протяжении всей Античности и использовался на всех типах двухплечевых машин – баллист, катапульт и т.д. Но после изобретения торсионных орудий (350-300 гг. до н.э.) сила натяжения стала такой значительной, что без воротов нечего было и делать. С этого времени гастрафеты и станковые луки, похоже, постепенно уступают место торсионным орудиям. Хотя в арсенале Пергама, уже во времена римлян, по-прежнему находились большие станковые луки – как стрелометы, так и камнеметы.

Кстати, косвенное доказательство того, что при употреблении слова "гастрафет" античными историками речь шла именно о ручных арбалетах, дает нам рукопись, отстоящая от описываемого времени более чем на тысячу лет. В сочинении Теобальдса, графа Шампанского, относящемся к 1222 г., арбалет назван греческим термином "гастрафет".


18860
Поделиться с друзьями в: